Make your own free website on Tripod.com

В БЕРНЕ ВОПРОСОВ НЕ ОСТАЛОСЬ

Юрий ЦЫБАНЕВ,
наш специальный
  корреспондент

СОЛО ВИКТОРА ТИХОНОВА

БЕРН. Две шайбы провел в ворота чехословацкой сборной В. КАМЕНСКИЙ.

Фото А. Яковлева (ТАСС).

     ПОСЛЕ МАТЧА СССР — Чехословакия, определившего исход чемпионата, у меня был короткий разговор с тренером московского «Динамо» Владимиром Юрзино-вым.
     — Вот и все, — удовлетворенно выдохнул мой собеседник. — Виктор Васильевич снял вопрос. Вопрос, каждый день прибавляющий нам, тренерам, седины и болезни: кто решает дело в хоккее — тренер или игроки?
     Не приняв слишком категоричного разделения труда, в контексте бернской победы я полностью согласен с юр-зиновской версией. Успех был достигнут методом работы Виктора Тихонова, и отвлекающие обстоятельства это только подчеркнули.
     15:1 — таков общий счет трех финальных матчей нашей команды. Я почти готов повиниться перед читателем за предсказанную в прошлом номере еженедельника таинственную прелесть финального сюжета и перевести взгляд на расплывшийся облик шведской и канадской игры. И все-таки делать это повременю. Думается мне, что в нежданной однозначности финальных событий больше сказалась сила сильного, чем слабость тех, кто послабее.
     — Вы поймите, — добавил Юрзинов. — Я здесь разговаривал со многими специалистами, и никто не ожидал, что наша сборная выйдет в финале на качественно иной уровень игры.
     И тут, вспомнив движение игры сборной в Калгари, Стокгольме и Берне и сопоставив его с прежними турнирами, я убедился, что Тихонов снял и еще один вопрос. О неумении исправлять собственные неточности. Как нервозно, как судорожно вступала команда в финал 3—5 лет назад, и как последовательно она затем искореняла эту скверную привычку!
     В Берне пересмотр турнирной стратегии был доведен до блеска. Все тихоновское расписание подготовки по дням. часам и минутам, по дозировке компонентов, по метрам площадки воплотилось в бернском финале в игру без видимых усилий. Когда вдруг не осталось нападающих неострых — просто они были опасны для соперников более или менее. Когда защитники — все до одного — сделались неодолимыми. Когда запас сил команды — это, правда, не новость — выглядел неиссякаемым, и реализовался он большей частью со вкусом, изяществом и удалью. На предварительном этапе игра нашей команды несколько залежалась в пресноватом растворе «отбора», и теперь, когда она проявилась до мельчайших оттенков, пришла пора упомянуть игроков, украсивших чемпионат.
     Артур Ирбе был здесь великолепен, как Третьяк. Кроме шайбы, пропущенной от канадца Флери в предварительном матче, он не сделал ни единой ошибки по охране ворот. Правда, вокруг сторожевого поста он покатался несколько раз опрометчиво, но это уж, как видно, характер, нрав мастера. А мастер Ирбе теперь несомненный и имеет полное право на свою манеру.
     В защите у нас выдалась бравая пара Татаринов—Фетисов. Первый из них больше и страшнее всех из игроков задней линии забивал своими богатырскими ударами (к слову, несколько игр команда начинала атаками именно через Татаринова). Второй виртуозно пасовал, в чем лишь шведы были ровня нашему профессионалу. Оба, в продолжение своих достоинств, сделали и по ряду запоминающихся ошибок, что подчеркнуло колоритность их выступлений.
     У меня особое, теплое отношение к снайперским удачам в Берне Андрея Хомуто-ва. Столько энергии и усердия вложил он за годы в свое дело, столько раз оставался на вторых ролях, что его здешнее хладнокровное бомбардирское умение выглядело подарком самому себе за долгую честную службу. Ах, в каком городе им теперь играть с Быковым! Фрибург точно перенесен из XV века, и любопытно, как там себя будут ощущать наши энергичные мастера тяжкой забавы века XX.
     Еще во второй половине чемпионата запомнились Макаров и Христич. Один — тем, что захотел-таки сыграть деятельно и забить (причем чехословацкой команде забил на такой долгой паузе, что Гашек исполнил в воротах почти законченный танцевально - акробатический этюд). Христич же в паре с Макаровым во многом содействовал победе над шведами, удивив уверенностью в решающих эпизодах.

     Как видите, немало конкретных впечатлений от игры, успех которой первым делом был определен сильной тренерской концепцией. Но если бы их набралось и поменьше, действенность работы Виктора Тихонова сказалась бы, наверное, все равно.
     — А ведь неплохое время наступило для нашего хоккея, — сказал мне на прощание Юрзинов. Сказал почти утвердительно, подложив под фразу самую чуточку вопросительной интонации.
     Я думаю, ее легко можно устранить следующим умозаключением: еще бы одна-две своеобычные тренерские концепции, равные по действенности Тихоновской, — и зрители мирового чемпионата могли завидовать аудитории чемпионата страны.
     

ПАНОРАМА ВТОРОГО ПЛАНА


СССР — Канада. Атака сборной СССР. Последний бросок делает В.БЫКОВ.

Фото Б. Светланова.

     В прошлом номере еженедельника ваш корреспондент пренебрежительно отнесся к возможностям чехословацкой команды. Больше того, предвкушая «вкусный» финальный сюжет, вовсе не отвел в нем роли хоккеистам Че-хословакии. Теперь надо исправляться, и потому эту часть заметок с них и начну.
     Не оправдания ради, но для полноты картины: уже долгое время эта команда жила как-то неустроенно. Смена тренеров через два-три года (вот и П. Вол намерен уйти, проработав всего два сезо-на), жалобы на незаинтересо-вванность хоккеистов. Наконец, три последних мировых чемпионата всегдашний прежде претендент, на первенство просто не оставлял по себе доброй памяти.
     И вот 28 апреля, когда канадцы, выиграв предварительный турнир, предвкушали продолжение своей «золотой» кампании, с чехословацкой сборной что-то случилось. Мотивы сего превращения знали в журналистском корпусе, видно, лишь коллеги из Че- хословакии, дружно поставившие в пресс-тотализаторе на свою команду. На команду, игроков которой, за исключением Гашека и Грдины, вряд ли легко различают наши любители хоккея, не то что канадцев. Мало сказать, что сборная Чехословакии, избрав расчетливый оборонительный вариант, строго его соблюдала весь матч. Я посмотрел игру в повторах три раза и находил все новые детали, незаметные на первый взгляд. Чехословацкие игроки предельно подобрались, скоординировались и скрепили свою готовность безупречным «командным духом» (дословный перевод с английского расхожего хоккейного выражения). Они накрывали каждое движение канадцев и явно выиграли у них даже свой «пятачок», куда соперники, пробирались все же нередко. Если одной фразой — когда-то Вячеслав Старшинов на просьбу передать ощущение при действиях в меньшинстве бросил: «Мне хотелось стать шире». В самую точку.
     Впереди же чехословацкие хоккеисты использовали разбросанность канадских рядов. Их форварды, особенно Кучера, шли в лобовую обводку под девизом «до конца, до ворот». Тоже новость. Но когда сборная Чехословакии приступила к игре против шведов, я, знаете ли, почти поверил в ее немыслимую дьявольскую расчетливость. В воротах не оказалось Гашека (чехословацкие журналисты, правда, сообщили о травме), а все до одного вышедшие на площадку начали матч явно спустя рукава. 0:3, 1:4 — происходившее не вызывало ни малейшего интереса.
     И вдруг — от площадки не оторваться. И вдруг — яростные, исполненные всепобеждающей отваги лица чехословацких игроков и сокрушительный натиск. Они успокоились, лишь когда добились ничьей, оставлявшей им реальные шансы на «золото». Пять лет, со времен работы с командой Л. Букача, я не видел ее столь порывистой на больших турнирах. И только игру советской сборной чехословацкие хоккеисты не сумели тронуть противодействием никакого рода — сопротивлялись лишь период.
     Открылись и имена. Об этой троечке — Ягр — Рай-хел — Холик — до чемпионата толковали немало. И она здесь соответствовала интересу к себе. Я назвал ее уменьшительно, имея в виду юниорский статус форвардов, а на деле-то звено уже могучее. Как никто в команде, они не слезали с ворот соперников, причем края часто шли напролом, да и Райхел забил, к примеру, шведам из борьбы на «пятачке», не потеряв хладнокровия.
     Размышляя в целом, шахматного свойства первый финальный день заставлял предположить, что команды разыграют первенство больше головой, чем сердцем. Но уже два дня спустя они так раздухарились, что кураж пошел небывалый. Это чтобы чехи со шведами, и 5:5?! 2:1, 3:1 — вот их типичный хоккей между собой.
Фотоэтюд «Паралель» и «Меридиан».

Фото АП — ТАСС.


     Шведская команда все свои достоинства открыла еще на предварительном этапе. Поэтому тех, кому по душе хоккей в ее исполнении, отсылаю к предыдущему. номеру еженедельника. Добавить почти нечего. Разве что одно: против советской и чехословацкой сборных «Тре Крунур» держалась изо всех сил. Но если у соперников был, похоже, приготовлен особый запас адреналина для финала, то шведская команда просто пошла у них на поводу. Она крепилась, кидалась в тылы соперников в ответ на каждый их выпад. Но тут частенько пропадало своеобразие шведской школы — чередование паузы и взрыва, смена такти- ческих построении. А как результат — заметное утомление в третьих периодах.
     Что интересно — «звезды» шведской сборной Нильссон и Лооб, да и те их партнеры, кому тоже за 30, финальные гонки выдержали. Они угрожали воротам при каждом удобном случае, а уж если изредка открывался простор, то распоряжались им по-прежнему каллиграфически. В отличие от чехословацкой сборной, сникли как раз молодые. А в предпоследний день турнира пошел на проигрыш нашему Ирбе во вратарском споре Риддервалл. Я уж было отметил для себя, как сноровисто забросили шведу на уязвимой для него высоте Хомутов и Христич. Только так, мол, его и возьмешь. Но в игре с Чехословакией в ворота Риддервалла шайбы пошли на все лады, и все-то миновали.
     Канадцев здесь стыдили. На пресс-конференции после матча со сборной СССР одного из их тренеров Мэрфи спросили с укором в подтексте: «Вам вообще-то что обиднее — что вы проиграли или что потеряли расположение публики?». А местная газета так отозвалась о последней шайбе Фетисова в канадские ворота: «Эта пуля сделала дергавшееся в конвульсиях тело бездыханным». Не пошеве- лилось оно и в матче со шведами.
     Можно упомянуть о том, что канадские вратари на некоторых игровых отрезках выглядели попросту бездарными. Что защитники здесь собрались менее искушенные, чем форварды (не случайно по канадским воротам бросали намного больше, чем разрешали все другие финалисты). Что лучший снайпер прошлогоднего Кубка Стэнли защитник Маккиннис и супер-атакующий игрок оборонительной же линии Коффи не сделали впереди ничего существенного, да и просто путного. А тренеры канадской сборной сказали и о том, что за десять дней невозможно подготовить команду, равную по потенциалу европейским,— те специально занимаются по месяцу. Однако год назад в Стокгольме такое несоответствие в подготовленности не помешало команде того же Д. Кинга украсить своим участием турнир от начала и до конца.
     Хватит версий. После ничьей со сборной СССР в последнем матче предварительного этапа, давшей канадцам первое место на том отрезке, зайдя в свой автобус, они с изумленным восторгом обнаружили там своих жен. Иногда причины неудач не так уж глубоки.
     Немного о турнире за 5— 8-е места. Наши любители хоккея не получили о нем зрительского представления. Американская команда, на сей раз скорее студенческая, чем профессиональная, непринужденно обыграла всех конкурентов по два раза. Сборная Финляндии под конец выглядела откровенно вялой. Ее тренер П. Матикайнен, начавший работу с выигрыша серебряных медалей на олимпийском турнире в Калгари в 1988 году, придумал нынче что-то странное. За месяц до начала чемпионата он отправился с большей частью состава в горы. Спустившись с вершин, финны обыграли в товарищеских матчах советскую и чехословацкую сборные. На этом все их подвиги и закончились.
     Пикантность сюжету второго этапа придал удивительный разгром норвежцами команды ФРГ — 7:3. Можете себе представить настроение бернской публики, принимавший западногерманских хоккеистов, как родных. Их тренер К. Унзинн занедужил, его, долгожителя командного пункта, уговорили-таки заняться своим здоровьем, и за дело взялся знаменитый Э. Кюн-хакль. Ах, хорош он был в матче-реванше с норвежцами! Мертвых бы поднял на бой. Немецкая команда вернула себе четыре проигранные шайбы и спаслась.
     Вот и прожил хоккей очередной свой чемпионат в маленькой швейцарской столице. По-прежнему неторопливо движутся экипажи, запряженные лошадьми. По-прежнему просят у любопытствующих морковку пять медведей в своей яме, а рядом с вокзалом звучит шарманка. На этом еженедельник «Футбол-Хоккей» заканчивает последний репортаж с хоккейного чемпионата мира.
     БЕРН.

2 стр.  ФУТБОЛ  ХОККЕЙ  № 18

№ 18  ФУТБОЛ  ХОККЕЙ  3 стр.

 

[Previous Page] [Dmitri Khristich] [Home page] [E-mail]