Make your own free website on Tripod.com
 

Вячеслав БЫКОВ:
«СЕЗОН ОСОБОЙ СЛОЖНОСТИ»

     В СКОПИЩЕ людей, смене со- бытии Быков наверняка забыл об этом мимолетном разговоре. Мы ехали в автобусе из отеля «Эден», где проживала сборная СССР во время чемпионата мира, в Берн, во Дворец спорта на церемонию награждения. Уже подходил к концу последний матч первенства Швеция — Канада.
     — Без нас не начнут. — торжественно и уверенно заявил Каменский.
     У всех на лицах счастье победы, нескрываемая радость. Быков задумчив, молчалив.
     — Вот и все, Слава, тебя поздравляю особенно, ты капитан-дебютант, дебют всегда сложен.
     Он мне сразу же в ответ:
     — Сезон был особой сложности, а особенно для Тихонова.
     — И для вас, — добавил я.
     Ответа не требовалось: мы оба поняли, о чем недоговаривал каждый.
     Последние годы звено Быкова было твердо вторым в нашем хоккее. Львиная доля в успехах, победах, и не без основания, приписывалась первому. Писали о них, интервьюировали их. После всех перепалок и статей положение главного тренера перед чемпионатом мира было особенно сложным. Представьте на минуту, что в Берне сборная СССР не выиграла, и сразу же: «Нет лидеров, и вот вам результат». Вот что имел в виду Быков, когда говорил об особой сложности положения Тихонова. А я имел в виду то, что вторая тройка стала первой и должна была взять на себя ее обязанности и ответственность за дело, которому служит. И взяла. И стала первой в стране, да и на чемпио нате мира за право называться лучшей конкурировала с ней, на мой взгляд, лишь шведская тройка: К. Нильссон — Т. Рундквист — X. Лооб.

Сборная СССР 
            
 
 
            по 
 хоккею 
 — чемпион 
            мира 1990 
            
 года

Сборная СССР по хоккею — чемпион мира 1990 года.

Фото спец. корр. «Советского спорта» Б. Сввтяанова.


     Быков в пятерке, где постоянно менялись пары защитников, был мозговым центром, видел, знал и выполнял то, что желают Хомутов и Каменский, требует ситуация. Не верю глазам своим, но протокол — закон: Вячеслав забросил всего три шайбы, а у меня такое ощущение, что наверняка больше десятка. Зато Хомутов — одиннадцать, Каменский — семь. Давайте все сложим и разделим на троих, так будет точно и справедливо. Как играл Быков, все видели. расскажу лучше две житейские истории, которые чуть дополнят портрет Вячеслава.
     В Новогорске за неделю до отъезда в Берн разговорился с Быковым:
     — Что смотрели, что читали?
     — был его вопрос.
     — Был на вечере памяти Утесова.
     — Где, когда? — оживился Вячеслав. — Интересно?
     — Не очень. Свалили все в кучу
     — песни, рассказы о певце, некоторые больше о себе рассказывали. Режиссуры не было.
     — Но песни-то Утесова были. Как жалко, что я не знал, обязательно бы поехал. Меня бы Тихонов и со сборов отпустил, ведь Леонид Осипович — мой любимый певец. Недавно вышли три диска его песен, я был в поездке, а их уже в продаже нет.
     ...В день последнего матча со сборной Чехословакии наша команда в 11 часов отбывала на раскатку. Тихонов, определив с Дмитриевым план работы, отправился к озеру пробежать кросс и покормить огромного белого лебедя. Птица умная: то ли она узнавала главного тренера сборной СССР, то ли он приходил в одно и то же время, но лебедь уже курсировал у берега. Последним в автобус поднялся Быков, в руках несколько видеокассет. Сейчас, подумал я, начнется грохот «металла», ор современных групп. Быков выбрал пленку и передал водителю:
     — Посмотрим, ребята, «Белое солнце пустыни», этот фильм можно смотреть и смотреть.
     Мы договорились об интервью еженедельнику еще в Берне и общий разговор начали там. Но встретились лишь через две недели, потому что Быкову нужно было время на осмысление игры — команды и своей.
     — Начнем с вратами. Ни слова упрека в адрес Мыльникова, несмотря на то, что у него был срыв в матче со сборной Швеции. Сезон для него был сложнее сложного: больше сидел на лавке в «Квебеке», чем играл. Но Тихонов знает его по прежним турнирам и первенствам. Мышкин отлично провел сезон, очень помог «Динамо» стать чемпионом, и его место в сборной законно. Особый разговор об Ирбе. На его долю выпали самые трудные четыре матча первенства. Со времен Третьяка не помню такой игры вратаря. Спокойствие, увереннсть, видение поля, отменная реакция, одинаково мастерская игра ловушкой, клюшкой, телом, ногами отличают действия Артура. Есть в его игре и поразительное новшество. Он стремится (и это ему удается) не прижимать шайбу ко льду, а клюшкой сильно и точно адресовать ее партнеру, тому, кто на изготовке к атаке, кто в лучшей позиции. Обычно шайба посылается им к борту, к синей линии, и это исключает перехват. Две такие передачи привели к взятию ворот. Зная его самодисциплину. постоянное стремление к самосовершенствованию, можно считать, что наша сборная на много лет получила вратаря экстракласса.
     Три пары защитников выходили на лед. Обычно специалисты говорят о том, что тройкам нападающих сложно играть с меняющимися парами защитников. Но ведь и защитникам так же сложно с новым звеном. Здесь необходим комплекс достоинств каждого, а кроме мастерства, еще и чутье, смекалка. знание особенностей игры партнеров. Наши защитники провели чемпионат уверенно, наращивая игру к самому ответственному его этапу. Можно большинство из них упрекнуть в том, что в организации атаки они не достигли высот Фетисова, но следует учесть и то, что Малахов и Татари-нов — дебютанты первенства, невелик стаж пребывания в сборной Кравчука. Были в игре защиты и грубые ошибки, и провалы, но реже, чем у наших соперников, и одна пропущенная шайба в трех последних играх тому веское подтверждение.
     Для Константинова это был третий чемпионат, и действовал он надежно, строго. Его очень трудно обыграть у борта, победить в силовом единоборстве. Малахов сыграл на чемпионате в силу лучших матчей чемпионата страны. Хочется пожелать им лучшей созидательной игры, видения партнера. Как и Кравчуку, который заметно волновался в первых матчах, затем набрал игру, правда, был не всегда предельно осмотрителен. не всегда успевал возвращаться в свою зону. Его партнер Гусаров, хоккеист опытный, провел очень сильно самые трудные игры. что особенно важно. Его игру отличает надежность.
     Самой заметной была, конечно же, пара Фетисов — Татаривов. Приглашение Вячеслава в сборную — как попадание тренера в «десятку». Когда на лед выходишь в компании с Фетисовым, чувствуешь себя увереннее, вдохновеннее. ждешь и получаешь классную передачу. Фетисову было трудно: натянутая струна отношений с тренером, сезон в НХЛ и ломка привычных норм жизни и тренировок. Но он любит сборную, сумел себя преодолеть, и этим все сказано. Он укрепил оборону команды. Татаринову чужды комплексы чемпионата мира. значимости выступлений сборной. Он был таким, какой всегда: решительным, сильным в борьбе, использовал страшный по силе бросок и нарушал правила, когда к этому и повода не было. Однажды он угодил шайбой в меня, так что я знаю силу его броска. Яркой игре Татаринова на чемпионате способствовало постоянное содружество с Фетисовым, его умение и подстраховать, и создать партнеру самое верное продолжение иг-ры. Защитник Смирнов не выходил на лед, но пребывал в готовности № 1. Это трудно, мучительно — пребывать около льда, игры и не выходить.
     Мои партнеры Хомутов и Ка-менскнй — люди талантливые, у каждого своя игра. Андрей одинаково хорош в проведении комбинации и обыгрыще соперника и вратаря со средней и близкой дистанции; Валерий — таран, торпеда, его остановить сложно даже при помощи борта. Мне иногда кажется, что при его блокаде соперником борт прогибается оттого, что он сумел продраться, проскочить. А броски ужасающей силы и точности?! Я благодарен судьбе за таких партнеров. Добавлю, что с Хомутовым можем отдавать друг другу шайбу не глядя. и это не автоматизм, а знание партнера, понимание, седьмое чувство.
     Звено Немчинов — Семак — Давыдов было сформировано из нападающих трех клубов, причем центровому Немчинову приходилось в некоторых матчах выходить на лёд в Двух звеньях. Он сыграл хорошо, был ведущим. Игра Давыдова доставляет соперникам много неудобств, им трудно разгадать, что он сделает в следующее мгновение, правда, это трудно иногда понять и его партнерам. Большего я ожидал от Се-мака, потому что уровень его лучших игр за клуб был выше. Видимо, сказывается отсутствие опыта турниров высшего напряжения.
     Хорошо сыграла, мощно и результативно, тройка Макаров — Христич — Пряхин, где особенно заметной была связка Макаров— Христич. Дмитрий — дебютант, сыграл грамотно и смело. Сергей прожил также сложный сезон в НХЛ, где ему пришлось многое как бы начинать заново. Но мастерство — дар божий на всю жизнь, и ему потребовалась всего одна игра, чтобы мы увидели прежнего Макарова, а его голы из серии выставочных. Более того, уверенность и хорошая игра Хри-стича — это влияние Макарова, это уроки мастера на льду. Признаюсь, лучшей игры; я ожидал от Пряхина.
     Если в тройке выступают два форварда, постоянно играющих бок о бок, — это еще не полноценное звено, Я имею в виду тройку Бякин — Федоров — Буре. Бякин считается йгроком-универ-салом. В наступлении он нередко был полезен своим напором, способностью продраться сквозь плотный защитный кордон. Лучшие же. годы в хоккее Федорова и Буре, считаю, впереди.
     Не показался мне и был заменен тренерами Леонов. Это несомненно одаренный хоккеист, но вот не заладилась игра. и все. Нужно отметить, что тренеры проявили терпение, дали ему возможность проявить себя, но первый сезон в сборной оказался для него не совсем удачным. К сожалению, травма лишила нашу атаку опытного, все видящего и все умеющего Тюменева, который умеет играть на любом месте, с любыми партнерами.
     Отмечу две особенности, присущие нашей команде именно в этом сезоне. Первая. Она дофор-мировывалась уже в ходе чемпионата, что раньше было необходимостью для сборных Канады, Швеции, Финляндии. Связано это, понятно, с пребыванием наших мастеров в НХЛ и клубах Европы. Естественно, это вносит дополнительные трудности, когда тренерам очень легко совершить ошибку. Вторая особенность состоит в том, что в прошедшем первенстве наша сборная была значи-. тельно ровнее по составу, не было резкого перепада от высококлассных звеньев до середняков. Каждое внесло посильный вклад в победу, от каждого мог быть результат.
Редкая передышка 
            
 
 
          у 
 игроков 
 советской 
            сборной в 
 
            Берне

Редкая передышка у игроков советской сборной в Берне

Фото Б. Сввтяанова.


     Два слова, если позволите, о себе. Как сыграл, судить не мне, но забросил всего три шайбы. И вместе с тем несказанно рад итогам чемпионата. Во-первых, потому, что наша тройка стала первой, ответственность возросла и за команду, и за результат. Выходит дело, справились. Непроходящая радость и за моих партнеров Андрея и Валерия. Сегодня могу признаться, что весь сезон меня не покидало чувство долга перед ними: вспомните, как щедро, порой в ущерб себе, они одаривали меня отменными передачами в Стокгольме на чемпионате мира. Так уж хотелось отблагодарить, и, мне кажется, я возместил должок.
     Теперь о наших тренерах. Повторюсь, но прошедший сезон был для Тихонова, пожалуй, самым сложным. Это был, если хотите, барьер, который он должен был преодолеть. Виктор Васильевич доказал свое умение работать. умение подвести команду к пику формы в самый ответственный и сложный период чемпионата. Игорь Ефимович Дмитриев — великолепный знаток хоккея, тренировочного процесса и взаимоотношений в столь сложном коллективе, как сборная. Он был как бы мостиком между главным тренером и командой. Человек он добрый, отзывчивый, думающий и очень упрямый и твердый в рабо-те. Наш доктор Борис Михайлович Сапроненков. В прошедшем чемпионате в команде было сразу девять (I) человек с травмами и ушибами. Просто напасть! Наш доктор — специалист высокого класса, знает каждого игрока, специфику именно его лечения. Он творил, казалось, невозможное, и все выходили на лед. В команде два тренера-массажиста — Олег Васильевич Кученев и Сергей Чек-марев. Массаж, форма, заточка коньков — все в их ведении. И всё выполняется со знаком качества, от души. Тысячу мелких вопросов и десятки проблем решил до чемпионата и в ходе его наш технический директор Владимир Александрович Меринов. У каждого из нас. тренеров и хоккеистов. проблем не было. Это искусство: любить свою круглосуточную работу, людей и уметь со всеми контактировать — от операторов билетных касс до директоров предприятий. Всем им огромная благодарность команды, их вклад в нашу общую победу неоценим.
     Быков закончил рассказ, а у меня уже был готов вопрос, который не дает покоя с последнего дня чемпионата мира:
     —Скажи, Слава, правда ли. Что одна золотая медаль не долетела до Москвы?
     — Моя не долетела, я подарил ее Полу Коффи. Он был одним из лучших в сборной Канады, выкладывался полностью, да и парень хороший. Почему не доставить человеку радость, память на всю жизнь? У меня есть. и не одна.
     И последнее. Читатель, естественно, ждет ответа на вопрос: заменила ли тройка Быкова тройку Ларионова? Да, заменила, стала ведущей в сборной СССР.
     Я не прощаюсь с Быковым и Хомутовым, зная. что в следующем сезоне они будут играть за швейцарский клуб «Готтерон» из Фрибурга. Верю, что наступит март и тренеры призовут этот дуэт в состав сборной СССР-91. 

Борис ЛЕВИН.

8 стр.ФУТБОЛ ХОККЕЙ № 20

 № 20ФУТБОЛ ХОККЕЙ9 стр.

 

[Dmitri Khristich] [Home page] [E-mail]