Make your own free website on Tripod.com
     - Вам сильно достается от журналистов?
     Христич:
А как же! Но в основном, конечно, все бегают за Гретцки. В каждом городе за ним по пятам следует толпа репортеров и фанатов, Даже если приезжаем ночью, то обязательно человек двадцать у гостиницы дежурят... Он скрывается, приходит раньше всех в раздевалку, ездит на матине, а не с нами на автобусе, но толку от этого мало, все равно находят... За его популярностью мы как за каменной стеной.
     - Я знаю, Гретцки часто просят прокомментировать игру партнеров по тройке. А вы комментируете игру Гретцки?
     Ячменев:
Очень редко. А что нового можно сказать об Уэйне? Да о нем все давным-давно известно. Хотя меня, конечно, опрашивают иногда, как с ним играется... Я всегда отвечаю, что это вели-кий хоккеист и что поэтому мне так легко и одновременно тяжело понимать его. Или что-нибудь еще в этом роде.
     - Дмитрий, вы последнее время играете с Гретцки только в меньшинстве. Что случилось?
     Христич:
Да я и сам не знаю! Не получается у меня с ним в последнее время ничего, и все тут. Почему-то других понимаю, а его нет. Взять хотя бы Кевина Тодда - нормально вместе играем... Вот Виталий Уэйна действительно хорошо чувствует.
     - Виталий, вы на площадке руководствуетесь прежде всего действиями Великого?
     Ячменев:
Уже нет. Но поначалу - игр пять - десять - постоянно «косился» на него. Волновался, боялся сделать что-то не так - знал, что теперь за мной тоже следят в «четыре глаза». Но потом привык, и сейчас играю так, как считаю нужным.
     - Как думаете, ваша судьба как-то связана с судьбой Гретцки? Допустим, продадут его а другую команду... Вам, например, Виталий, не станет труднее? Вы ведь сейчас играете в первой тройке, для новичка - лучше просто не бывает.
     Ячменев:
Трудный вопрос! Но мне кажется, я уже сумел доказать, что являюсь вполне самостоятельным игроком. В конце концов я же играю не только с ним.
     Христич: Это только в других городах говорят, что Гретцки продадут. У нас в Лос-Анджелесе все бьются об заклад, что он будет играть в нашей команде еще года три. А то и больше! Я тоже, конечно, хочу, чтобы он остался, но меня, откровенно говоря, вся эта шумиха с его трейдом мало беспокоит. Мы ведь совершенно разные игроки, практически никак друг с другом не связаны. Да, выходим на лед иногда вместе, но с ним - Виталий прав - многие играют.
     - У вас в «Лос-Анджелесе» есть еще одна суперзнаменитость - главный тренер Лэрри Робинсон.
     Христич:
Я даже играл против него! Но откровенно говоря, тогда он мне совершенно не запомнился, У нас в «Лос-Анджелесе», к слову, много ребят, с которыми он поиграл в одной команде. Поэтому Лэрри здесь уважают не меньше Гретцки - он тоже хоккей знает «от» и «до».
     Ячменев: ".Кроме того, он просто порядочный человек. Абсолютно все понимает. Любит пошутить. Может, например, подговорить кому-то из своих помощников клюшку подпилить."
     - С игроками советуется?
     Ячменев:
С Гретцки советуется, конечно, но с нами нет. Хотя в первое время мы частенько беседовали с ним по душам. Лэрри многое мне в лиге помог понять. Растолковывал подолгу, как надо играть в НХЛ впереди, у своих ворот, куда бежать, что делать в той или иной ситуации... Сейчас дает уроки значительно реже.
     - Тренировки у него трудные?
     Христич:
Да что вы! В «Вашингтоне» у Джима Шен-филда было намного труднее «отстоять» тренировку. Правда, дело тут не в тренерских принципах. Говорят, когда Лэрри работал в «Нью—Джерси» , то тоже был не подарок -гонял до седьмого пота. А сейчас он нам прямо говорит: «Я не могу заставлять вас много бегать - совесть не позволяет. После таких перелетов, какие приходится нам совершать, играя на Западе, это делать просто преступно...»
     - Практически все НХЛовцы стонут: мало, мол, играем, не успеваем очки набрать. Вы тем временем, которое проводите на площадке, удовлетворены?
     Ячменев:
У нас мало играет только четвертое звено. Остальным всего хватает на площадке! Я же выхожу на лед чаще всего в первой тройке, Нагрузка получается очень внушительная, тем более если учесть, что матчи здесь через день-два.
     Христич: А я еще постоянно играю в меньшинстве. Так что порой, когда в раздевалку идешь, ноги подкашиваются.
     - Как настроение а команде?
     Ячменев:
Отличное. Ребята, если вы обратили внимание, много шутят, смеются. У нас и кроме Робинсона немало весельчаков - Максор-ли, Хруди... Мы с Димой, наверно, самые тихие. Да и почему не быть хорошему настроению, когда тренер и руководство довольны: в последние два года «Кингз» в «плей-офф» не выходил, а сейчас мы на' втором месте в дивизионе.
     - Если бы вас спросили а России друзья, которые не разбираются в хоккее: «Лос-Анджелес» - сильная команда?» -что бы вы ответили?
     Ячменев:
Сказал бы, что сильная. Хотя вообще-то мы сильно играем только дома, на выезде слишком часто проигрываем.
     - Виталий, вы пока сыграли не так много матчей в Лиге. Есть ли уже такой, который запомнится вам надолго?
     Ячменев:
Первая игра в НХЛ! Что там скрывать: очень волновался... Но забил два гола. Конечно, запомнил практически все свои смены - до деталей.
     Христич: А у меня такого матча, который бы запомнился до деталей, нет. Слишком много, наверно, уже было игр.
     - Есть ли такие города, где вам трудно играть?
     Ячменев:
Я еще не везде был, поэтому воздержусь от ответа.
     Христич: А я лучше скажу, где мне нравится играть. В новых дворцах. Очень красивые арены в Анахайме, Сан-Хосе, Ванкувере. Сейчас вот а Оттаве отличный дворец открыли.
     - Дмитрий, вас уже можно назвать ветераном НХЛ. Самые неприятные моменты вашей заокеанской карьере?
     Христич:
Травмы! В НХЛ без них не обойтись... Не зря же каждую команду лиги обслуживает множество врачей-специалистов. Начиная от хирургов и заканчивая дантистами. У меня, например, половина верхних передних зубов, как и у многих здесь, вставные. Свои мне выбили на площадке. Не все в НХЛ, правда. Два - когда еще за «Сокол» играл. Но остальных лишился в первый же мой здешний сезон...
     - Виталий, а вы уже привыкли к жесткой игре?
     Ячменев:
Во-первых, в НХЛ не все матчи очень жесткие. И далеко не всегда бывает так, что мы с первой и до последней минуты только и делаем, что толкаемся. Здесь же есть и вполне спокойные встречи. Вое зависит от соперника. И в НХЛ есть клубы, в которых много техничных умных игро-ков. А во-вторых, можете мне поверить, в юниорской лиге Онтарио хоккей ничуть не мяг-че. Я же там отыграл двагода. И привык ко всему.
     - Уровень медицинского обслуживания игроков в юниорских командах сильно отличается от НХЛовского?
     Ячменев:
Отличается, но не сильно. Но в любом случав он значительно выше, чем у нас в России.
     - Дмитрий, вы в этом году впервые здесь, за океаном, поменяли клуб. Уже обус-троились окончательно на новом месте?
     Христич:
Снял дом в Лос-Анджелесе. Но свой собственный в Вашингтоне, правда, до сих пор не продал —пока сдаю Сергею Гончару. Перевез в Калифорнию и вое необходимое. Жена уже переехала ко мне. Барон (трехлетняя немецкая овчарка) тоже с нами...
     - Дмитрий, извините за нескромный, быть может, вопрос. Супруга у вас американка, вы давно не были в Киеве, и вполне логично было бы предположить, что вы собираетесь принять американское гражданство...
     Христич:
Пока рано об этом говорить — я не прожил в США пяти лет. Но, в общем, я собираюсь поменять паспорт. А что тут такого? Для того, например, чтобы легче было путешествовать. С советским паспортом, сами понимаете, проблем побольше, чем с американским, - пока все визы. поставишь...
     - Тогда неизбежен вопрос о сборной. Впереди много престижных турниров...
     Христич:
Об американском гражданстве речь идет, как о втором. А какое у меня первое - украинское или российское, - я даже и не знаю! То же самое могу сказать и о сборной. У нас в «Лос-Анджелесе» играет Денис Цыгуров (его, правда, недавно отправили в фарм-клуб). Он сказал мне как-то, что его отец, Геннадий Цыгуров, поинтересовался, могу ли я выступать за сборную России. Я был, откровенно говоря, удивлен. Откуда мне-то знать? Наверное, существуют какие-то правила. Я бы, может, и сыграл. Во всяком случае, подумал бы... Но не хотелось бы, конечно, чтобы потом у команды из-за меня были какие—то неприятности. Хотя какие могут быть неприятности? Пока я ни за одну сборную, что называется, не заигран.
     - А в сборную Украины вас приглашали?
     Христич:
Нет.
     - У вас, Виталий, таких проблем, по всей видимости, нет?
     Ячменев:
Слава Богу! Но пока мне о сборной говорить рано. Хотя, конечно, мечтаю сыграть и на Кубке мира, и на Олимпиаде.
     - Поддерживаете ли вы отношения с партнерами по челябинскому «Мечелу», с которыми уехали в Канаду?
     Ячменев:
Да, конечно, постоянно перезваниваемся, но встречаемся очень редко. Они пока играют в низших американских лигах.
     - Несколько нехоккейных вопросов. Почти все НХЛовцы играют в гольф...
     Христич:
Я тоже играю. В «Вашингтоне» научился. Но удается выйти на поле только летом. Сейчас просто нет времени.
     Ячменев: А я пока только пытаюсь научиться.
     - Как у вас обстоят дела с английским?
     Ячменев:
У меня, считаю, нормально. Когда я приехал в Канаду, руководство команды, где я играл, поселило меня к опытному педагогу - бывшей киевлянке, которая преподавала русский язык десять лет на Кубе, потом еще несколько лет в Канаде. У нее я начиная учиться. А потом переехал уже в обычную канадскую семью, где мы говорили только на английском. Полиостью окунулся, как говорится, в языковую среду.
     - Дмитрий, а вы на каком языке говорите с супругой?
     Христич:
На английском, естественно. Жена, правда, пыталась выучить русский после того, как мы познакомились. Год на курсы ходила. Но у нее толком ничего не получилось. И, если честно, то я, наверно, в этом виноват. Она произносила русские слова так смешно, что я непроизвольно начинал смеяться или передразнивать ее. Теперь отказывается говорить - стесняется, хотя несколько выражений все же помнит.
     - А вы по-украински говорите?
     Христич:
Теперь уже нет -забыл... Недавно ходили с Виталием в русский ресторан, и там нам дали почитать эмигрантские газеты, одна из них была на украинском языке. Прочитал без особого труда. То есть, когда читаю - все понимаю, но сам говорить уже не смогу.
     - Новый год встречали вместе?
     Христич:
Нет, я отпраздновал его с ребятами из команды, которые живут неподалеку от меня. Нас было человек семь-восемь. Вместе с женами посидели в баре.
     Ячменев: Я тоже посидел, но в ресторане и с девушкой.
     - Как я понял, «Лос-Анджелес» у НХЛовцев считается тяжелой командой, потому что «Королям» приходится много летать.
     Христич:
Это действительно так. В «Вашингтоне» мы летали гораздо меньше. Но я лично в связи с этим каких-то особых проблем не испытываю. Бывает, даже удается хорошо выспаться в самолете. Когда летим чартером, например, и никого в салоне, кроме нашей команды, нет. Идешь в первый класс и ложишься...
     - А бывает так, что кроме вас в чартерном самолете еще кто-то летит?
     Христич:
Конечно... А вообще НХЛовские клубы обслуживает особая авиакомпания, которая работает исключительно со спортивными группами. Не только хоккейными командами... Там и экипаж не такой, как в обычных самолетах, и питание получше.
     - Помимо долгих перелетов, что еще не нравится вам в «Лос-Анджалвсе»?
     Ячменев:
Так, конечно, не бывает, чтобы нравилось все. Но с ходу я не готов что-то сказать.
     Христич: А мне все нравится, Я не люблю жаловаться.

[Main Page]